Дело молитвы — первое дело в христианской жизни - Храм Святого Архангела Михаила

Дело молитвы — первое дело в христианской жизни

Святитель Феофан Затворник о молитве

“Дело молитвы есть первое дело в христианской жизни. Молитва — дыхание духа. Есть молитва — живет дух; нет молитвы — нет жизни в духе.

Стоять пред иконою и класть поклоны — не есть еще молитва, а только принадлежность молитвы; читать молитвы — на память или по книжке, или слушать их — не есть еще молитва, а только орудие молитвы или способ обнаружения и возбуждения ее. Сама молитва есть возникновение в сердце нашем одного за другим благоговейных чувств к Богу, — чувства самоуничижения, преданности, благодарения, славословия, прошения, сокрушения, покорности воле Божией, усердного припадания и проч.

Святитель Феофан ЗатворникВся наша забота здесь должна быть о том, чтобы во время нашей молитвы эти и подобные чувства наполняли душу нашу,— чтобы сердце не было пусто. Когда есть в нем все эти чувства или какое-либо одно из них, устремленное к Богу, то молитвословие наше есть молитва, а когда нет оно не есть еще молитва.

Молитву, или устремление сердца к Богу, нужно возбудить и возбужденную укрепить, или — что то же нужно воспитать в себе молитвенный дух.

Первый способ к этому есть читательное или слушательное наше молитвословие. Читай или слушай, как следует, молитвословие, — и непременно возбудишь и укрепишь восхождение в сердце твоем к Богу, то есть войдешь в молитвенный дух. В молитвах святых отцов движется великая молитвенная сила, и кто всем вниманием и усердием проникает в них, тот — в силу закона взаимодействия непременно вкусит молитвенной силы, по мере сближения настроения своего с содержанием молитвы. — Чтобы наше молитвословие сделать нам действительным средством к воспитанию молитвы, необходимо совершать его так, чтобы и мысль и сердце воспринимали содержание молитв, составляющих молитвословие.

Вот для этого три самых простых приема: не приступай к молитвословию без должного приготовления,— не совершай его кое-как, — а со вниманием и чувством, и не тотчас по окончании молитв переходи к обычным занятиям.

а) Приготовление к молитвословию
Приступая к молитвословию, когда бы то ни было, постой немного, или посиди, или походи, — и потрудись в это время отрезвить мысль, отвлекши ее от всех земных дел и предметов. Затем помысли, Кто Тот, к Кому обратишься ты в молитве, и кто ты, имеющий начать теперь это молитвенное к Нему обращение,— и возбуди в душе своей соответственное тому настроение самоуничиженного и проникнутого благоговейным страхом предстояния Богу в сердце. В этом все малое, но немалозначительное, приготовление — благоговейно стать пред Богом в сердце. Здесь — начало молитвы, а доброе начало — половина дела.

б) Самое совершение молитвословия
Установившись так внутренно, стань пред иконами, перекрестись, поклонись и начинай обычное молитвословие. Читай неспешно, вникай во всякое слово — мысль всякого слова доводи до сердца, сопровождая это поклонами — с крестом. В этом — все дело приятного Богу и плодоносного чтения молитвы. — Вникай во всякое слово и мысль слова доводи до сердца, иначе, понимай, что читаешь, и понятое чувствуй. Читаешь: «Очисти мя от всякия скверны»,— восчувствуй скверну свою, возжелай чистоты и — с полною надеждою проси ее у Господа. Читаешь: «Да будет воля Твоя», — и в сердце своем совершенно предай участь твою Господу, с полною готовностью благодушно встретить все, что Господь пошлет тебе. Читаешь: «И остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим»,— и в душе своей всем прости все и, таким образом, проси себе прощения у Господа. Если так будешь действовать при всяком стихе молитвы твоей, то у тебя будет надлежащее молитвословие. А чтобы тебе успешнее совершать его именно таким образом, вот что нужно сделать: 1) имей у себя известное молитвенное правило — небольшое, чтобы при своих обычных делах ты мог исполнять его неспешно; 2) в свободное время вчитывайся в молитвы твоего правила, пойми каждое слово молитвы и прочувствуй его, чтобы наперед знать, что при каком слове у тебя должно быть на душе и в сердце, дабы — во время молитвословия — легко тебе было понимать и чувствовать; 3) если твоя летучая мысль во время молитвы будет отбегать на другие предметы, напрягайся сохранять внимание и возвращай мысль свою к предмету молитвы; опять отбегает, опять возврати: повторяй чтение, пока каждое слово молитвы не прочтешь с понятием и чувством. Этим отучишь мысль свою от рассеянности в молитве; 4) если же какое слово молитвы сильно подействует на душу, — остановись на нем и не читай далее, стой на этом месте вниманием и чувством, — напитай им душу свою, или теми помыслами, которые оно будет производить, не разоряй этого состояния, пока оно не пройдет само: это знак, что дух молитвы у тебя начинает внедряться, а состояние это — самое надежное средство к воспитанию и укреплению в нас молитвенного духа.

в) Что делать после молитвы?
Когда кончишь свое молитвословие, не тотчас переходи к каким-либо занятиям; но также хоть немного постой и подумай, что это тобою сделано и к чему это тебя обязывает, сохраняя после молитвы особенно то, что на тебя крепко подействовало. Самое свойство молитвы таково, что если хорошо помолишься, как следует,— то не захочешь скоро озабочиваться делами: кто вкусит сладкого, не захочет горького; а вкушение этой сладости молитвы есть цель молитвословия, и чрез это вкушение сладости молитвенной в молитвословии воспитывается молитвенный дух.

Исполняя эти немногие правила, скоро увидишь плоды молитвенного труда. Всякое молитвословие оставит след молитвы в душе — непрерывное продолжение его в том же порядке вкоренит ее, а терпение в этом труде привьет и дух молитвенный.

Вот первый — начальный — способ воспитания в нас молитвенного духа! Это сообразное с своим назначением совершение наших молитвословий. Но это еще не все; здесь полагается только начало молитвенной науке. Надобно идти далее.

Навыкнувши умом и сердцем обращаться к Богу с стороннею помощию по молитвенникам, — необходимо затем делать опыты и своего собственного возношения к Богу, — доходить до того, чтоб душа сама, так сказать, своею речью вступала в молитвенную беседу с Богом, сама возносилась к Нему и Ему себя открывала и исповедовала, что в ней есть и чего она желает. И этому надо учить душу. Что должно делать, чтобы успеть в этой науке?

И навык с благоговением, вниманием и чувством молиться по молитвенникам к этому же приводит; ибо из сердца, посредством молитвословий исполнившегося святых чувств, сама собою начнет исторгаться своя к Богу молитва. Но есть и особые для этого правила, ведущие к должному успеху в молитве.

Первый способ обучения души к частому обращению к Богу есть богомыслие, или благоговейное размышление о Божественных свойствах и действиях, — размышление о благости Божией, правосудии, премудрости, всемогуществе, вездесущии, всеведении; о творении и промышлении, об устроении спасения в Господе Иисусе Христе; о благодати и слове Божием, о святых таинствах, о Царстве Небесном. О каком из этих предметов ни стань размышлять, размышление это непременно исполнит душу благоговейным чувством к Богу: оно прямо устремляет к Богу все существо человека и потому есть самое прямое средство к тому, чтобы приучить душу возноситься к Богу.

Окончив молитвословие, особенно утром, сядь и начинай размышлять — ныне об одном, завтра о другом Божием свойстве и действии — и производи в душе соответственное тому расположение. Говори с святителем Димитрием Ростовским: «Иди, святое богомыслие, и погрузимся в размышление о великих делах Божиих», — растрогивай тем свое сердце, и начнешь изливать душу свою в молитве. Труда немного, а плода много. Нужны только желание и решимость. Стань, например, размышлять о благости Божией, — увидишь, что ты окружен милостями Божиими и телесно и духовно, — и падешь пред Богом в излиянии чувств благодарности; стань размышлять о вездесущии Божием, — уразумеешь, что ты всюду пред Богом и Бог пред тобою, — и не можешь не исполниться благоговейным страхом; стань рассуждать о правде Божией, — уверишься, что ни одно худое дело не останется без наказания,— и непременно положишь: очистить все грехи свои сердечным сокрушением пред Богом и покаянием; стань размышлять о всеведении Божием, — познаешь, что ничто в тебе не сокрыто от ока Божия,— и непременно положишь быть строгим к себе и внимательным во всем, чтобы как-нибудь не оскорбить всевидящего Бога.

Второй способ обучения души к частому обращению к Богу есть обращение всякого дела — большого и малого — во славу Божию. Ибо если положим себе за правило, по заповеди апостола, все творить, даже есть и пить, во славу Божию 1), то непременно при каждом деле вспомним о Боге, — и вспомним не просто, а с опасением — как бы не поступить в каком случае неправо и не оскорбить Бога каким-либо делом. Это и заставит обращаться к Богу со страхом и молитвенно просить помощи и вразумления. А так как мы почти непрестанно что-нибудь делаем, то почти непрестанно будем молитвенно обращаться к Богу и, следовательно, почти непрестанно будем проходить науку молитвенного в душе возношения к Богу. Так мы научим душу как молено чаще, в продолжение дня, обращаться к Богу.

Третий способ обучения души к частому обращению к Богу есть частое, в продолжение дня, взывание из сердца к Богу краткими словами, судя по нуждам души и текущим делам. Начинаешь что, — говори: «Господи, благослови!» Кончаешь дело, — не языком только, но и чувством сердца, — говори: «Слава Тебе, Господи!» (1 Кор. 10:31). Страсть какая подымется, — говори: «Спаси, Господи, погибаю!» Находит тьма смутительных помышлений,— взывай: «Изведи из темницы душу мою!» Предстоят неправые дела и грех влечет к ним, молись: «Настави мя, Господи, на путь» или: «Не даждь во смятение ноги моея». Грехи подавляют и влекут в отчаяние, — возопий мытаревым гласом: «Боже, милостив буди мне грешному!» Так и во всяком случае. Или просто чаще говори: «Господи, помилуй! Владычице Богородице, спаси меня! Ангеле Божий, Хранителю мой святый, защити меня!» Или другим каким словом взывай. Только — сколько можно — чаще делай эти воззвания, всячески стараясь, чтобы они выходили из сердца, как бы выжатые из него. Когда будем так делать, будут у нас совершаться частые, умные восхождения из сердца к Богу, частые обращения к Богу, частая молитва; а это учащение сообщит нам навык умного собеседования с Богом.

Итак, кроме молитвенного правила научать душу молитвенно возноситься к Богу, — существуют еще три способа, вводящие в молитвенный дух. Это — посвящать утром несколько времени на богомыслие, всякое дело обращать во славу Божию и — часто обращаться к Богу краткими воззваниями. Когда утром хорошо будет совершено богомыслие, оно оставит глубокое настроение к помышлению о Боге. Помышление о Боге заставит душу всякое действие свое — и внутреннее и внешнее — осторожно содевать и во славу Божию обращать; а то и другое поставят душу в такое положение, что из ней часто будут исторгаться краткие молитвенные воззвания к Богу. Эти три богомыслия, творение всего во славу Божию и частые воззвания — суть самые действительные орудия умной и сердечной молитвы. Всякое из них возносит душу к Богу. Кто положил упражняться в них, тот скоро приобретет навык — полагать восхождения в сердце своем к Богу. Отторгшись от земли, душа вступит в свою область и будет сладостно обитать горе — здесь сердечно и мысленно, а там — и существенно сподобится пребывать пред лицем Бога.”

Нужно только возыметь подлинную духовную жизньНужно только возыметь подлинную духовную жизнь

Из проповедей протоиерея Димитрия Смирнова, настоятеля храма святителя Митрофана Воронежского на Хуторской, г.Москва Страдая, болея, видя ужасающую пошлость современной жизни, как можно быть счастливым, жить духовной жизнью? Оказывается, можно, и

Преподобный Амвросий Оптинский. АфоризмыПреподобный Амвросий Оптинский. Афоризмы

23 октября (10 октября ст.ст.) Церковь совершает память преподобного Амвросия Оптинского (†1891). Оптинский старец Амвросий, по всеобщему и единодушному признанию, был одним из глубочайших знатоков сокровеннейших движений души человеческой. Истина,

Об особенностях Светлой седмицыОб особенностях Светлой седмицы

Праздник Пасхи всегда был для христиан самым светлым, всеобщим, продолжительнейшим торжеством. Со времен апостольских праздник христианской Пасхи, подобно Пасхе ветхозаветной, продолжался семь или восемь дней, если считать все дни непрерывного